Наши партнеры

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ, ОБУСЛОВИВШИЕ СТРОЕНИЕ СОВРЕМЕННЫХ АРЕАЛОВ

5. Теория полярного происхождения флор.

Другой попыткой обойтись без посредства промежуточных материков, для объяснения современного распространения флор, является теория возникновения последних из одного центра, лежащего вокруг северного полюса, откуда уже произошло их распространение по радиусам к югу по трем направлениям — через Европу в Африку, через Азию и Малезию в Австралию, находившихся тогда в соединении друг с другом, и через Северную Америку в Южную Америку. Основание для этой теории дали исследования Геера (Неег. 1868) ископаемой флоры арктической области.
Геер в ряде работ, сведенных позднее в его Flora arctica, показал, что в прежние геологические эпохи в этой последней произрастали растения, обитающие сейчас лишь в южных умеренных или субтропических областях, при чем наличие особенно богатой флоры было обнаружено для миоценового периода. В отложениях последнего удалось установить 128 видов деревянных растений, в том числе 78 деревьев. Гкгданным Геера в настоящее время для всей арктической области известны всего лишь 15 деревьев, изпроизрастали даже еще на Шпицбергене ,т. е. на широте в 78—79°. Следовательно, в миоцене северная граница распространения древесной растительности лежала еще дальше 79° с. ш. и севернее современной границы на 10—12°. Эти находки показали, что полярная область была покрыта роскошными лесами, характеризовавшимися большим разнообразием видов, как мы это сейчас еще находим в тропических областях или там где уцелели хктатки третичных лесов, как например, в Западном Закавказье». В состав этих лесов входили: на Шпицбергене бук, не переходящий сейчас 63° с. ш., платам доходящий сейчас до 59° 54 с. ш. в -миоцене произраставший га 18 градусов севернее — под 78° с. ш., липа, произрастающая сейчас на 15%° южнее, болотный кипарис, очень близкий к виргинскому) виду — Taxodium distichum (см. рис. 63). В Гренландии, где местонахождения лежат яа 7—9° южнее, чем на Шпицбергене, найдены — секвойа, близкая к сейчас живущим в Калифорнии на 52° с. ш. двум видам — Sequoia gigantea и sempervirens, вид Gliptostrobus, представляющий собою, по всей вероятности, родоначальника G. heterophyllus, произрастающего сейчас в Китае между 24° и 36° с. ш. Несколько видов дубов с опадающими и вечнозелеными листьями, виноградные лозы, вид магнолии, близкий к растущей в Сев. Америке и Японии Magnolia grandiflom и др. На о. Исландия — сверх того найден вид тюльпанного дерева, тогда.как близкий к нему Lirioden-dron tulipifera в Сев. Америке не переходит к северу 40° с ш., в культуре же достигает 56° с. ш., между тем как в ископаемом состоянии его листья найдены на 65У2° с. ш.

Эти данные показали, что климатические условия полярной области в третичном периоде были совершенно иные, чем в настоящее время. По вычислениям Геера, на основании! данных нахождения ископаемой растительности « сравнения с климатическими условиями стран обитания в настоящее .время аналогичных видов, годовые температурные условия полярной области должны были быть в миоцене следующими: Исландия 65°5 с. ш., сейчас 2°, в миоцне 9°; Северная Гренландия 70° с. ш., сейчас — 7°, в миоцене + 9°; Шпицберген 78° с. ш., сейчас — 8,6°, в миоцене + 5,5° По имевшимся в распоряжении Геера данным, климатические условия тропиков в миоцене были теми же, что и сейчас, но в то время как в данный момент они, начиная с 30° с. ш., резко изменяются в смысле быстрого понижения температуры, такового в миоцене не наблюдалось. Мы не станем здесь останавливаться на различных объяснениях этого загадочного явления. Достаточно будет лишь отметить, что эти фитопалеонтологические данные подтверждали уже раньше высказывавшиеся взгляды на полярную область, как первичный центр происхождения флор.

Эта точка зрения впервые была высказана Форбсоми развита затем Дарвином (Thrselton-Dyer, 1909) и др. Она исходит из имеющихся данных, указывающих на то, что начиная с третичного периода материковые флоры и фауны сменяются в такой последовательности, что каждая последующая оттесняет к югу ей предшествовавшую. Эти передвижения флор и фаун должны были начаться с момента дифференциации климата на климатические зоны, что, согласно тогдашним представлениям, до конца крлового периода или начала третичного периода не имело места, и климатические условия земли отличались однородностью.

Жизнь растения