Наши партнеры

Вторым существенным упущением Виллиса является недооценка •физиологических и биологических особенностей растений, которыми определяется связанность их с определенными экологическими условиями. Наличие первых и многообразие вторых черезчур значительно, чтобы можно было бы их отбросить и совершенно исключить приспособление, как фактор обусловливающий распространение вида в том или ином ареале, сведя его к чисто механическому влиянию времени. Виллис много раз возвращается к своему излюбленному примеру широкого распространения Coieus, barbatus по всем тропикам Азии и Африки и приуроченности Coieus elongates к вершине горы Ритигала на Цейлоне, при наличии незначительных морфологических отличий одного от другого. Очень наивно было бы думать, а Виллис очевидно так думает, что все различие этих видов определяется теми внешними изменениями в строении чашечки, которые улавливаются нашим глазом. Как часто виды различаются нами лишь по их биологическим особенностям, по характеру их обитания, при, полной невозможности дать им достаточно определенную морфологическую характеристику. Больше того, химизм таких растений часто совершенно различен, что улавливается нами лишь по той тонкости, с какой многие грибные паразиты поражают одни виды, оставляя совершенно нетронутыми тут же рядом растущие, морфологически с ними как будто сходные, другие виды, давая нам указание на более тонкий, нами на глаз не различаемый, полиморфизм.

Влияние паразитов, уничтожающих одни виды и оставляющих нетронутыми другие, хорошо известное нам из истории наших культурных растений и их селекции, может явиться чрезвычайно важным фактором в борьбе за существование, удаляя одни виды и расчищая место другим. Здесь паразитизм грибных организмов, совершенно аналогичен уничтожению человеком полезных для него растений, которое является таким же видом паразитизма, — и там, как и тут являющимся чрезвычайно важным фактором естественного отбора. Виллис отмечает наличие и того, и другого, но совершенно не учитывает их огромной важности.

Но даже если допустить, что вид на пути своего поступательного распространения не встретит ни одного препятствия, в виде гор, рек, морей, и пр., если он минует даже местные климатические и почвенные изменения, если он не подвергнется нападению и борьбе с другими организмами, то и тогда трудно себе представить, чтобы такой вид, достигший возможно максимального ареала, оставался в состоянии полной неизменяемости в течение неопределенно долгого времени. Не правильнее ли точка зрения Синнота, что такой вид, достигший распространения в большем ареале, не остается неизменным, а распадается на группу новых видов, создавая, таким образом, современный растительный мир.

Резкое разграничение эндемичных видов на современные, вновь возникшие и только начинающие . свое распространение, и на реликтовые, являющиеся остатками прежней флоры земного шара, составляет одну из заслуг Виллиса. Но опять-таки здесь, сводя реликты просто к вымирающим видам, не учитывая всей сложности их современного ареала и тех изменений в лике земли, которыми они обусловлены, и совершенно выбрасывая их из поля рассмотрения географического распространения растений, Виллис впадает в ошибку, являющуюся самым слабым и самым уязвимым местом его теории.

Закон распространения растений был формулирован Виллисом первоначально так: «Ареал вида зависит от его возраста». Если бы это было так, то закон не только для биогеографии, но и для вопросов филогенетического изучения, как это указывает Карн (Кату) являлся бы законом первостепенной важности.

Но в позднейших статьях, явившихся ответом на посыпавшуюся критику, Виллис формулирует этот закон уже совершенно иначе, с добавлением таких оговорок, которые совершенно видоизменяют его характер. В последней редакции он гласит уже так: «ареал вида, занятый в какой-либо данный момент, в какой-либо данной стране, какой-либо группой связанных между собою видов в, количестве не менее 10, зависит, главным образом, до тех пор, конечно, пока условия будут постоянны, от возраста вида этой группы, но он может быть очень сильно изменен наличием преград в виде моря, рек, гор, изменений климата от одной области до другой, с ней смежной, или другими экологическими преградами, а также деятельностью человека, и другими причинами».

Иначе говоря, «закон» перестал им быть — после всех этих оговорок от него, как и от теории Виллиса в целом, почти ничего не осталось.

Жизнь растения