Наши партнеры

КУЛЬТУРНЫЕ РАСТЕНИЯ, КАК ОБЪЕКТ ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ РАСТЕНИЙ.

5. Разрывы ареалов культурных растений.

Как мы выше видели, ареалы многих дикорастущих видов являются не сплошными, а разъединенными, при чем эти разрывы ареала по своим размерам или по своему характеру мы не можем приписать действию естественных факторов. При этом было также указано, что наличие таких разорванных ареалов, в особенности если они повторяются и для ряда других видов или целого комплекса последних, заставляет нас искать объяснения такого строения ареалов в геологической истории земли. Установление существования ареалов культурных растений, наличие у них эндемиков и реликтов вызывает вопрос и о характере этих ареалов, о наличии таких разъединений последних, которые совпали бы с аналогичными разъединениями ареалов дикорастущих видов и тем самым свидетельствовали бы о невозможности объяснения этих разъединеий случайным переносом, растений человеком.

Мы можем привести ряд примеров разъединенности ареалов у культурных видов. Так, разорванный ареал имеет уже не раз упоминавшаяся дыня — тарра Cucumis flexuosus, ареал культуры которой состоит из нескольких разобщенных районов, расположенных в Средней Азии, Малой Азии, Палестине и Сев. Африке.

Культурный картофель в Южной Америке, согласно сообщению С. В. Юзепчука, распространен в южной части Чили и затем, после перерыва в северном Чили, где его нет, появляется опять в Боливии и Перу. Введение картофеля в культуру должно было произойти независимо в этих двух разобщенных районах и путем возделывания, хотя и отличающихся, но вместе с тем очень близких, имеющих общую родоначальную форму, видов.

Лен-прыгунец — Linum crepitans Elladi. (pr. s. sp.), представляющий собою также древнее, уже вымирающее культурное растение, распространен на Пиринейском пол., в южной Германии, Австрии и Украине, а затем после большого перерыва в Дальневосточной области (Эллади 1929). Мы имеем здесь аналогию в евразиатскими разъединениями диких видов.

Наличие действительного существования разрыва ареалов у культурных видов очень наглядно иллюстрируют исследования рада последних, показавших близость своих форм в Афганистане и Северной Индии, с одной стороны.и в Абиссинии, с другой. Так формы чечевицы — Lens esculenta по исследованиям Барулиной (1930), из Абиссинии — grex aethiopicae очень приближаются к двум другим географическим группам, таким же оригинальным, как и абиссинская; это афганская чечевица — grex subspontanea, распространенная в прииндийском районе Афганистана — Чехосарай, Джеладабад, и индийская чечевица — grex pilosae, распространенная в Индии. Все эти чечевицы, объединяются монографом в один подвид s. microsperma и характеризуются кардаковстью своего роста, скороспелостью, мелкими размерами своих цветов и листьев, а также окраской цветов, короткими зубцами чашечки и окраской семян. Черносемянные формы найдены в Абиссинии и Кашмире. Но эти три группы форм имеют и свои, хотя и мелкие, характерные особениости, как несколько отличающаяся форма плодов, различная степень опущенности — признаки скорее количественного, чем качественного значения, свидетельствующие о своем вторичном характере и о еще только начинающемся обособлении каждой из этих групп чечевицы.

Повторение этой же картины мы имеем и для Vicia faba. Согласно исследованиям Муратовой (1931) афганская форма — f. farachka и абиссинская— f. abyssinka обнаружили поразительное сходство несмотря на громадные расстояния, разделяющие их местообитания. Первая из этих^форм найдена Рис. 93. Районы культуры лыгапры только в юго-западном Афганистане, гунца Linum erepttans. (Эллади. 1929) Фарахе, вторая же широко распространена в Абиссинии, и в горной Аравии (Йемен). Их сходство (выражается в величине, форме и окраске семян, величине, форме и окраске створок бобов. Но вместе с тем точно также как это мы сейчас еедёли для чечевицы, эти формы имеют и свои индивидуальные черты, также как и там носящие второстепенный характер, но достаточно все же разграничивающие одну форму от другой. Как и у чечевицы эти признаки, не нарушая общих основных черт, присущих обеим формам, говорят об образовании этих индивидуальных черт в качестве результата их изоляции друг от друга.

Жизнь растения