Наши партнеры

ЕСТЕСТВЕННЫЕ ФАКТОРЫ ГЕОГРАФИЧЕСКОГО РАСПРОСТРАНЕНИЯ РАСТЕНИЙ.

Остров Кракатао и проблема распространения растений.

Остров Кракатао является вулканическим островом площадью приблизительно в 14 кв миль, входящим в состав островов Зондского архипелага и расположенным в 40 мм от от. Явы и в 37 км от О. Суматра. (Рис. 52).

В 1883 году в результате сильного вулканического извержения роскошная растительность острова была уничтожена пеплом и камеями, выброшенными вулканом и засыпавшими остров горячим и толстым слоем.

В северной части острова серия извержений началась 20 мая 1883 г. и продолжалась в течение 3 месяцев. Кульминационный момент, а вместе с тем и окончание извержения имело место 27 августа того же года и сопровождалось погружением в море части острова — южной половины мыса Раката, в котором очевидно находился кратер, не принимавший участия в последнем извержении.
О прежней растительности острова мы не имеем никаких точных данных, известно лишь, что 10 и 11 августа, т. е. за 2 недели до окончания извержения, в то время как в северной части острова можно было видеть отдельные голые стволы деревьев, весь южный склон возвышенной части острова, по наблюдениям геолога Вербекa (Verbeek), был еще покрыт зеленой и густой растительностью, и только в самый последний момент извержения эта часть полуострова была засыпана пеплом и пемзой.

Через 3 года после этой катастрофы директор Бейтенцорского ботанического сада на о. Ява Трейб (Treub, 1888) совершил поездку на остров с целью изучения возобновления на нем растительности. Он установил наличие около 16 различных видов цветковых растений на побережье острова, и 8 видов в глубине острова (6 из них не найдены на побережье), совместно с большим количеством — 11 видов — паперотников. Таким образом, результат своего исследования Трейб мог формулировать следующим образом: «через 3 года после извержения новая флора Кракатао была образована почти исключительно папоротниками. Явнобрачные были находимы лишь изолированно, то тут, то там на побережье и на самой горе.

Исходя из утверждения, что вся первоначальная флора острова, включая и подземные части растений и семена, была уничтожена во время извержения, что вследствие необитаемости острова растения не могли быть занесены человеком, Трейб приходит к выводу, что морские течения и ветер, а позже и птицы являются теми факторами, которые способствуют заселению островов растениями.

С этого момента работа Трейба сделалась тем, что называется Раrаdebeispiel значения случайных факторов в распространении растений, стала доказательством, основанным на действительном наблюдении фактов, а конечный вывод Трейба почти что законом. Последний формулирован им таким образом: «В момент появления новой флоры на каком-либо вулканическом острове, находящемся в условиях Кракатао, явнобрачным будут всегда предшествовать папоротники, вследствие меньшей, по-видимому, физиологической дифференциации последних. После того, как остров или часть материка, была опустошена извержением и покрыта вулканическими продуктами последнего, сосудистые тайнобрачные — а именно папоротники и получают исключительное значение, которое было им очень часто присуще в те отдаленные времена, когда они играли доминирующую роль на земной поверхности.

С тех пор время от времени различные ученые посещали остров Кракатао и опубликовывали данные своего исследования его растительности. Главнейшими (Из последних были в 1897 г. Трейб ((вторично) и Пенциг (Penzig), в 1906 г. —-Эрнст (Ernst) и Бакер (Backer), в 1908 г. Бакер повторно, в 1919 г. — Ван-Лёвен (Van Leeuwen).

Количество собранных растений с каждым разом все увеличивалось, но способ их появления на острове не вызывал никакого сомнения — для всех этих исследователей основное положение, выдвинутое Трейбом, о полнейшем уничтожении растительности на острове, считалось непреложным, исходным моментом).

Только в 1929 году Бакер, не раз посещавший остров Кракатао, и державшийся той же, общей для всех, точки зрения, занялся сводкой данных всех исследований растительности острова и пересмотром полученных результатов, что заставило его совершенно отказаться от своего первоначального взгляда и представить весь вопрос в совершенно новом освещении.

Жизнь растения