Наши партнеры

КУЛЬТУРНЫЕ РАСТЕНИЯ, КАК ОБЪЕКТ ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ РАСТЕНИЙ.

3. Естественные препятствия распространения культурных видов.

Еще другого характера доказательством меньшей зависимости распространения культурных растений от воли человека, чем это в настоящее время принимается, является наличие естественных препятствий в распространении культурных видов, аналогично распространению и дикорастущих, где казалось бы перенос культивируемых растений мог бы быть всецело в его власти. Так, по сообщению Н. И. Вавилова горные системы, отделяющие Среднюю Азию от ее южных областей явились барьером, задержавшим распространение культурных видов, с юга на север.
«Гималаи, Памиры, Гиндукуш являются мощный барьером, стеной, отделяющей основные очаги формообразования, культурных растений от Центральной Азии. Генезис ряда культурных растений Юго-Западной Азии географически определенно локализован у подножия юго-западных Гималаев, юго-восточного Гиндукуша к западу от Памиров. Через трудно проходимые горные барьеры в Центральную Азию отсюда профильтровывались лишь фрагменты сортовых богатств культурных растений». (Вавилов, 1931).
Этот интересный факт приобретает уже совершенно исключительный игерес при установлении полной аналогии в распространении не только дикой, но даже и сорной растительности. Попов (1931), на основании своего исследования Западного Китая, устанавливает бедность флоры Китайского Туркестана и ничтожное сравнительно влияние на нее соседней Средней Азии. Так, например, род Cousinia, имеющий в Средней Азии 150 видов, здесь нe представлен ни одним видом, точно также в Китайском Туркестане нет ни одного вида рода Ferula, представленного в Средней Азии, и в том числе даже в западных частях Тяньшаня, 80 видами. Эти факты не являются случайным, так как тоже самое наблюдается для рада родов, как Astragalus, Tulipa, Eiemmus и др.
Чем же определяются, пишет Поп, выше отмеченные изумительные дефекты Кашгарской флоры. Для правильной постановки вопроса важна другая категория фактов, касающаяся той же дефективности флоры Кашгарии, но в другой области, в другой группе растений. При исследовании сорной, адвентивной флоры орошенных оазисов Кашгарии был поражены отсутствием целого ряда сорных растений, крайне обычных Средней Азии, на тех же широтах и абсолютных высотах. Дело доходит местами просто до ботанических курьезов. Так, для примера, не говоря уже об отсутствии в Кашгарии нашего злостного средне-азиатского сорняка— гумая Andropogon pachycarpa, здесь отсутствуют также Lactuca scariola, все сорные виды рода Centaurea (С. depressa, С. iberica, С. balsamica), Cnicus benedictus, Sopbora pachycarpa, Anchusa Italica, Echium italkum, виды рода Cynoglossum (С. pictum, С. officinale), виды рода Aegilops (Ae. triuncialis, Ae. cylindrica), и естественным порядком все сорняки-эфемеры — Roerneria, Lathyrus cicera, Galium tricorne, сорная рожь — Secale cereale и даже Descrainia Sophia.
Возьмем дальнейший пример: сорную флору столь своеобразного экологически местообитания, как рисовые поля. В Средней Азии, так же как и в Персии, Афганистане, в них находится богатейшая и своеобразнейшая флора с массой тропических травянистых форм из Lythraceae (Ammania, Rotala, Lythrum), Onagraceae (Ludwigia), Cyperaceae (Cyperus, в частности С. iria, Heleocharis atropurpurea), Sphaenoclea, Dopatriunf, Bergia и т. д. То же мы предполагали увидеть и в обширных рисовых районах Кашгара, Аксу и других оазисах Синьцзяня. Но действительность не оправдала этих надежд. Никаких тропических форм, подобных тем, которые имеются в Средней Азии, не было найдено. Все перечисленные выше растения совершенно отстуствуют в Кашгарии, а семейство Lythraceae там вообще неизвестно. Сорную флору рисовых посевов Кашгарии составляют обычнейшие болотные растения, вроде Heleocharis palustris, Soirpus maritimus, Sc. mucronatus, Panicum Cms Galli, Potamogeton fluitans, Zannichellia palustris, Myriophyllum spicatum и т. п.
Я предположил первоначально, что этот ботанический факт отсутствия тропических болотных форм в рисах Кашгарии обусловлен не залетом туда водяной птицы на ее путях из Индии на север, но это предположение оказалось неверным, ибо на Кизилсу в Кашгарии нередко добывают уток, кольцованных в Индии. Из сказанного следует заключить, что дефекты в сорной флоре Кашгарии — явление совершенно того же порядка, как и вышеотмеченные дефекты в ее дикой флоре, и что причина обоих дефектов одна и та же.

Жизнь растения